Довольно часто, рассказывая о нашей школе и объясняя, почему она именно такая, мы обращаемся к её истории. Дело в том, что идея создать демократическую школу возникла у нас не из романтического стремления к красивым идеалам свободы, а была, можно сказать, выстрадана несколькими годами работы, поисков, проб и ошибок.

Сейчас, оглядываясь назад, мы понимаем, что то, к чему мы стремились предыдущие несколько лет работы школы и в результате смогли довольно неплохо реализовать в её стенах, называется прогрессивным образованием. Но именно реализовав его на практике мы смогли убедиться, что этот путь тупиковый, при котором прирост затрачиваемых ресурсов и энергии преподавателей многократно превышает прирост образовательных результатов… А выходом из тупика является самонаправленное образование, к которому мы и обратились примерно полтора года назад.

Профессор психологии, специалист в области возрастной психологии Питер Грей подробно объясняет в своей статье в чем разница между этими двумя образовательными подходами и почему будущее именно за самонаправленным образованием. Это отличное чтение, если вы хотите лучше понять выбор нашей школы.

Приведу здесь несколько цитат из статьи:

«Многие цели прогрессивного образования совпадают с целями Самонаправленного Образования, но философские основы у них довольно разные, а методология различается существенно.

Веб-сайт Альянса за Самонаправленное Образование определяет образование как сумму всего, что человек знает и умеет, чтобы жить удовлетворяющей его значимой жизнью. Это может включать в себя и знание себя самого, и навыки планирования и организации своей деятельности, и навыки, позволяющие ладить с другими людьми, и понимание окружающего мира в достаточной для эффективного взаимодействия с этим миром степени. Я думаю, что большинство прогрессивных педагогов согласилось бы с таким определением образования.

Прогрессивные педагоги склонны рассматривать образование как совместную работу ученика и учителя. Значительная часть инициативы исходит от учащегося, но учитель несёт ответственность за направление этой инициативы в продуктивное русло. Собственные интересы ребёнка играют большую роль, но учитель «взращивает» или даже «выявляет» эти интересы у ребёнка. Игра понимается как часть учебного процесса, но учитель ведет и интерпретирует эту игру таким образом, чтобы она приводила к определённым образовательным целям.

Прогрессивные педагоги видят вред стандартной системы образования и хотят что-то с этим сделать. Они находятся на переднем крае попыток сократить домашние задания (так, чтобы у детей была жизнь за пределами школы), вернуть перемены, сократить или исключить стандартизованное тестирование и позволить учителям быть более гибкими и реагировать на потребности детей в классе. Они ведут тяжкую битву, и я восторгаюсь ими. Но это битва, которая длится столько же, сколько существует обязательное школьное образование. Эта борьба помогает уменьшить эксцессы стандартного образования, но она не способна победить его, потому что разделяет с ним слишком много представлений о том, каким образование должно быть. До тех пор, пока учителя считают, что их задача — следить за тем, чтобы дети узнавали определённые вещи в определённые моменты их развития, им придется использовать принудительные методы, чтобы заставить детей это делать, вне зависимости от того, насколько эти учителя прогрессивны.

Разница между прогрессивным образованием и Самонаправленным Образованием заключается в понимании того, как происходит формирование целостной личности. Для прогрессивного педагога она образуется в процессе сотрудничества между ребёнком и доброжелательным, чрезвычайно компетентным учителем, который мягко направляет энергию ребенка и незрелые детские идеи путями, служащими долговременному благополучию ребёнка и общества. Для сторонников Самонаправленного Образования она возникает как следствие естественного стремления детей к познанию себя и окружающего мира и использования для достижения этой цели любых доступных в их среде ресурсов, в том числе знающих и опытных взрослых.

Самонаправленное Образование работает, потому что мы биологически созданы для этого. На протяжении всей истории человечества дети обучались, изучая, играя, наблюдая и слушая других, выясняя и преследуя свои собственные цели в жизни. В обширном обзоре антропологической литературы по образованию в межкультурном отношении Дэвид Лэнси пришел к выводу, что обучение, в том числе обучение, которое составляет образование, является естественным для людей, а преподавание — нет.

Те, кто испытывал самонаправленное образование на практике, говорят о том, что оно настолько мощно и эффективно, что детям вообще не требуется навязанное образование, если им обеспечена среда, которая оптимизирует их способность образовывать себя. На самом деле многие говорят, что навязанное образование препятствует самонаправленному образованию, отбирая у детей время, превращая учёбу во что-то неприятное и внедряя в детское сознание мысль, что дети не способны сами контролировать своё образование.

Детские образовательные инстинкты по-прежнему прекрасно работают в нашем современном обществе, пока мы обеспечиваем условия, позволяющие им работать».